На острове Беринга сильный шторм и туман

На выходе из устья реки сразу же натыкаюсь на волны. Слышу по рации: «На острове Беринга сильный шторм и туман». Захотелось вернуться назад, но поступить так — значит проявить себя трусом перед товарищами. Нет, только вперед! Северный ветер катил свинцовые волны прямо в лицо. Каждая волна — препятствие. Валы достигали 3 метров. Хорошо еще, что океанская волна пологая, она не накрывает с головой, на нее можно забраться. Но между большими валами всегда есть с десяток более мелких, 1,5-метровых волн. Езда по ним больше напоминает скачки, от напряжения немеют руки. А во время заправки прямо в открытом море меня накрыло волной и перевернуло.

Кое-как вернул «гидрик» в нормальное положение и забрался на него, но потом долго приходил в себя. В таких случаях выматывает не столько физическая нагрузка, сколько сильнейшее нервное напряжение. Пройдя половину пути между материком и островом, группа попала в густой туман. Видимость — 30–40 м. Пришлось уменьшить дистанцию между участниками экспедиции — так, чтобы видеть соседа. Иначе можно потеряться и остаться наедине с волнами. Лишь по истечении восьмого часа гонки наконец-то стали прорисовываться контуры прибрежных скал. Еще немного, и мы заходим в бухту села Никольское. Там нас встретил замечательный человек — Сергей Пасенюк. Он уже много лет живет на острове Беринга. Здесь Сергей впервые встал за штурвал яхты и прошел на ней всю акваторию Берингова моря. На острове Беринга он написал свои первые картины, и сейчас произведения Пасенюка хорошо известны. Он создал много фоторобот по Командорским островам (остров Беринга входит в этот архипелаг). В общем, личность интересная и многосторонняя.

Косаток мы встречали часто. Им не нравилось соседство с рычащими гидроциклами, и животные уплывали.
Кристально чистые речки стекают с сопок в Тихий океан.
Самый крупный хищник на острове Беринга — это песец.